Аналитика

Суверенная демократия по-польски

11/11/2016

Прошёл год с тех пор, как в Польше было сформировано консервативное правительство Беаты Шидло. За спиной нового премьер-министра, по мнению подавляющего большинства наблюдателей, стоит основатель правящей партии «Право и справедливость» и бывший глава правительства Ярослав Качиньский.

Консервативный поворот Качиньского

Многие польские эксперты (особенно носители проевропейских взглядов) считают, что политика «ПиС» «оторвана от реальности», т.к. инициированные новым правительством реформы вызывают раскол общества и многотысячные протесты недовольных новыми инициативами консерваторов.

Так,очень болезненно проходило принятие проекта реформы Конституционного суда, в котором многие увидели удар по польской демократии. Не меньшее возмущение части общественности и либеральных журналистов вызывали правительственные поправки в законодательство о СМИ. Другим ударом по рейтингу «ПиС» стал скандальный закон о запрете абортов, вызвавший гнев тысяч польских женщин. По стране прокатились манифестации, названые в СМИ «черным протестом» (протестующие, в основном женщины, одевались в черную одежду), существенно подорвав авторитет правящей партии среди женской части электората.

Тем не менее, в своем недавнем интервью, данным в конце октября, Качиньский отметил, что ему удалось провести «огромную работу в сфере общественной жизни страны, и что в дальнейшем все его обещания, данные им в предвыборной кампании будут выполнены».

Опросы общественного мнения показывают, что, несмотря на череду скандалов, у лидера «ПиС» есть основания для умеренного оптимизма. Ведь согласно последним данным, его партия лидирует – если бы выборы проходили в ближайший уикенд, за неё бы отдали голоса 38 % опрошенных. Этот результат существенно выше ближайшего конкурента – оппозиционной партии «Новочесна», созданной либеральным экономистом Рышардом Петру.

Таким образом, в руках у Качинского, несмотря на постоянные столкновения с оппозицией, есть на ближайшее время настоящий «карт-бланш» для продолжения реформ в консервативном духе.

Новая историческая политика

В то время как общим местом для западноевропейских лидеров является курс на историческое примирение народов, в Польше по инициативе консерваторов не просто поддерживается память о трагедиях прошлого, но и создаются новые «культы», направленные на мобилизацию населения через апеллирование к общим трагедиям.

Так, за последний год значительные усилия были приложены к тому, чтобы сделать общенациональным т.н. «культ смоленских мучеников» (жертв крушения президентского самолёта в 2010 году). Например, по решению главы Минобороны А. Мацеревича, в ходе традиционных мероприятий, приуроченных к очередной годовщине Варшавского восстания 1944 года, вместе с традиционным упоминанием имён павших повстанцев солдаты зачитывали имена политиков, погибших в авиакатастрофе 2010 года. «Смоленский призыв» министра стал обязательным на всех торжествах, в которых участвовало Войско польское.

Это является только одним из элементов конструирования нового национального мифа о «смоленских мучениках», заключающегося в том, что сто высших представителей элиты Польши, трагически погибших под Смоленском, стали жертвами заговора Кремля и его польских союзников во главе с тогдашним либеральным премьером Дональдом Туском.

Остроты ситуации добавляет и то, что Туск сегодня занимает должность Председателя Европейского Совета – он первый поляк, который получил столь высокий пост в ЕС. Конечно, обвинения Туска в национальном предательстве, которые позволяют себе высокопоставленные члены правительства, является ударом не только по польским либералам из оппозиционной партии «Гражданская платформа», но и по всей «европейской идее» в Польше.

Одиночество в Европе

Пожалуй, наиболее важным итогом прошедшего года стало постепенное отчуждение Варшавы от западноевропейских партнёров по ЕС. Причина этого заключается в принципиальном отличии ценностей, продвигаемых лидерами «ПиС», от существующего европейского мейнстрима.

Не способствуют улучшению отношений с Брюсселем и законодательные инициативы нового правительства. Широкий комплекс мер, направленный на укрепление влияния исполнительной власти (реформа Конституционного суда, изменения в законодательство о средствах массовой информации), а равно и принципиальный отказ от солидарности в вопросе размещения в стране беженцев сделали Варшаву главным объектом критики со стороны Брюсселя в минувшем году.

Даже венгерский премьер Виктор Орбан, много лет бывший enfant terrible европейской политики, стал выглядеть весьма респектабельным восточноевропейским лидером на фоне варшавских консерваторов. Кстати, именно он в начале 2016 года, проведя закрытые переговоры с Я. Качиньским, пообещал наложить вето на любые санкции против Польши за нарушение базовых демократических принципов, о чём уже заговорили в Брюсселе.

Стоит отметить, что Венгрия и Польша при новом правительстве сблизили свои позиции на платформе общего неприятия вмешательства евробюрократии в их внутреннюю политику. Однако принципиальным отличием польских консерваторов от их венгерских коллег является то, что в отличие от Орбана, открыто симпатизирующего России и объявляющего себя противником антироссийских санкций, они считают невозможным какой-либо компромисс с Москвой. Для идеологов «Права и справедливости» современная Россия одновременно является наследником «тоталитарного советского режима» и экспансионистской политики Российской империи. Ведущие деятели партии на полном серьёзе и в публичном пространстве обсуждают вероятность «российской агрессии» против Польши. В прессе открыто озвучиваются самые невероятные и внутренне противоречивые обвинения в адрес Москвы, которая, например, умудряется-де одновременно совершать «военные преступления» в ходе антитеррористической операции в Сирии и при этом является «создателем» террористической организации ИГИЛ.

Польские консерваторы возглавляют внутри ЕС группу стран, категорически возражающих против снятия антироссийский санкций, и даже настаивают на усилении давления на Россию за её политику на украинском направлении. При этом лидеры «ПиС» не особенно симпатизируют и нынешним украинским властям и их националистической идеологии – по инициативе консерваторов Сейм 22 июля 2016 года принял резолюцию, объявляющую организованную украинскими националистами во время Второй мировой войны «Волынскую резню» геноцидом польского народа. Всякие попытки героизации бандеровского наследия на Украине неизменно вызывают самую болезненную реакцию в Варшаве.

Но и с европейскими правительствам, которые продолжают поддерживать сохранение антироссийских санкций, отношения у польских консерваторов складываются не всегда благополучно. Даже такой давний и традиционно дружественный партнёр как Франция (Польша вместе с Германией и Францией входят в т.н. «Веймарский треугольник» - неформальную консультационную группу внутри ЕС) оказался в конфликте с новой, консервативной Польшей, после того как по инициативе Варшавы был разорван контракт на покупку французских вертолётов «Caracal» в пользу американских машин «Black Hawk». Возмущённый президент Франсуа Олланд отменил в связи с этим свой визит в Варшаву, а польский глава МИД В. Ващиковский вместо того, чтобы как-то сгладить напряжённую ситуацию, давая интервью прессе, призвал французского лидера «не истерить», чем окончательно испортил отношения с Елисейским дворцом.

Отказ от французских поставщиков в пользу американцев не простая случайность. В условиях настоящего «стратегического одиночества» внутри ЕС и последовательной антироссийской линии, консервативное польское правительство свои последние внешнеполитические надежды связывает с союзом с Вашингтоном, что также не способствует укреплению отношений с партнёрами по ЕС, которые и без того считают Польшу «троянским конём» американцев в Старом Свете.

Предварительный итог

Таким образом, по итогам первого года правления консервативного кабинета можно зафиксировать отчуждение Польши от подавляющего большинства стран ЕС на фоне углубляющегося раскола с Россией и неоднозначных отношений с Украиной. Кроме того, страна переживает достаточно острый внутренний ценностный кризис: элита страны и рядовые граждане разделены на тех, кто хочет продолжить движение по пути принятия «европейских ценностей» и их консервативных противников, стремящихся к сохранению польской национальной идентичности в традиционалистском и религиозном ключе.

Такое положение дел, несмотря на сохраняющуюся общественную поддержку кабинета Шидло, нельзя считать удовлетворительным, т.к. слишком большие риски несёт раскол польского общества, а также курс на конфронтацию с соседями при постоянной оглядке на США.

Важнейшие экономические партнёры Польши – это её соседи (прежде всего, Германия и Россия), которые находятся на Европейском континенте, а вовсе не по другую сторону Атлантики. От стабильности в Большой Европе зависит будущее польского государства и благополучие следующих поколений поляков. А эта стабильность возможна только при условии, что русские и поляки смогут выработать приемлемые для обеих сторон подходы к развитию всей Восточной Европы на основе взаимного уважения интересов.

Несомненно, сегодняшний курс на конфронтационную внешнюю политику позволяет польским консерваторам мобилизовать польское общество и заручиться поддержкой части избирателей. Однако в длительной перспективе такая политика, подрывающая позиции Польши внутри ЕС и способствующая росту напряжения на Востоке, совершенно бессмысленна и бесперспективна.

Подпишитесь на нас:
Спросите эксперта
Ответ будет направлен на Ваш адрес