Аналитика

Новый премьер Польши Матеуш Моравецкий. Технократ со связями

30/12/2017

Манёвр Качиньского

За несколько недель до Рождества в Польше произошли существенные политические изменения – проработавшая два года на своём посту премьер-министр Беата Шидло ушла в отставку, а главой кабинета был утверждён вице-премьер и министр финансов Матеуш Моравецкий. За этим решением, разумеется, стоит лидер правящей польской партии «Право и справедливость» Ярослав Качиньский, человек, который не занимает никакого административного поста, но, бесспорно, является на сегодняшний день самым влиятельным человеком в Польше.

Эта перестановка может показаться неожиданной – правительство Шидло и сама экс-премьер пользовались широкой поддержкой населения и все опросы свидетельствовали высокий рейтинг доверия им. Однако Качиньский, которого некоторые аналитики самого прочили в премьеры, пошёл на неожиданный ход и назначил главой кабинета далёкого от правящей партии (Моравецкий вступил в неё только в 2016 году, уже работая в правительстве) технократа, чья деятельность хотя и одобряется в целом населением, но лишь 12 % желали бы видеть его во главе правительства.

Вероятно, в условиях разрастающегося конфликта с ЕС, обвиняющим польские власти в «нарушении демократических ценностей», в стране, лидер «ПиС» решил сделать ставки на брюссельские связи Моравецкого, который много лет тесно взаимодействовал с руководителями европейских финансовых институтов, свободно говорит на английском и прекрасно чувствует себя в эфире западных телеканалов и на площадках брюссельских саммитов. Именно этот человек должен доказать ЕС, что Польша сохраняет приверженность принципам демократии, а консервативные установки её правящей элиты в действительности не противоречат европейским ценностям.

При этом премьер-министр, который, вероятно, и поведет партию на выборы 2019 года, не имеет большого политического опыта, собственной группы поддержки внутри правительства и «ПиС», и поэтому не сможет стать серьёзным конкурентом стареющему Качиньскому и оттеснить его от фактического руководства страной. Таким образом, лидер консерваторов назначением Моравецкого решает сразу три задачи: получает удобного переговорщика для диалога с Брюсселем по вопросу соблюдения демократических принципов в Польше, готовит новые кадры для кампании 2019 года и обеспечивает сохранение своих прочных позиций в партии.

Оппозиционер. Историк. Финансист

Хотя Моравецкий и не имеет большого опыта публичный политики, он всё же не новичок в этом деле – новый премьер сын известного польского диссидента Корнеля Моравецкого, основателя движения Solidarność Walcząca («Борющаяся Солидарность»), являвшейся более радикальным объединением, чем «Солидарность» Леха Валенсы. Позднее Моравецкий-старший стал депутатом и маршалком Сейма, а в 2010 году даже баллотировался в президенты страны в качестве независимого кандидата.

Матеуш Моравецкий с детства помогал отцу в его оппозиционной деятельности: распространял нелегальную литературу и листовки, сотрудничал с некоммунистическими студенческими организациями за что преследовался властями. Молодой активист успешно окончил исторический факультет Вроцлавского университета уже в постсоциалистической Польше, в 1992 г. Некоторое время Моравецкий был занят научной работой, но вскоре получит финансовое образование и в середине 1990-х гг., пока отец был занят большой политикой, получил степень MBA в Экономической академии во Вроцлаве и прошёл обучение по направлению «Право и экономика» в Гамбургском университете. После этого, будущий премьер погрузился в мир общеевропейских финансов – он стажировался в Deutsche Bundesbank, а позднее участвовал в переговорах о вступлении Польши в ЕС. Свою экспертную деятельность Моравецкий совмещал с руководством польских филиалов крупных транснациональных финансовых корпорациях, таких как BZ WBK.

После победы в 2015 года «Права и справедливости» беспартийного Моравецкого пригласили войти в правительство и фактически возглавить финансово-экономический блок. На посту министра финансов и вице-премьера он стал одним из самых узнаваемых членов кабинета, который отвечал и за макроэкономический показатели, и за налоговую политику.

«План Моравецекого»

Росту популярности Моравецкого способствовало то, что именно он нашёл в бюджете деньги для реализации широкомасштабной социальной программы консерваторов, направленной на поддержку польских семей. Благодаря таким социальным программам как «Семья 500+» удалось снизить социальное неравенство и поддержать наиболее необеспеченные слои польского населения. Эти социальные программы, однако, не подорвали бюджет: по прогнозам Еврокомиссии, рост польской экономики должен ускориться до 4,2%, что является одним из лучших показателей в ЕС. «Развитие и социальные вопросы – это одно и то же, а процветающая экономика является предпосылкой щедрой социальной политики!» - любит подчёркивать Моравецкий.

При этом новый премьер пользуется популярностью в бизнес-среде и, вероятно, одна из его главных задач на полученном посту будет заключаться в сохранении инвестиционной привлекательности Польши на фоне роста риска введения антипольских санкций со стороны ЕС. Опыт работы в трансевропейских финансовых корпорациях должен помочь главе кабинета наладить доверительный разговор с Брюсселем.

Для идеологических установок Моравецкого характерно апеллирование к христианским ценностям и неприятие крайностей либерализма и социализма: он поддерживает идею социального государства и защиты «польских ценностей» внутри «христианской Европы». В рамках этих установок правительством недавно была прията новая программа «Жильё плюс» по возведению домов с доступными по ценам квартирами. Одним словом, Моравецкий делает ставку на «большие проекты» и построение в Польше «социального капитализма» с опорой на традиционные католические ценности

В связи с этим внешняя политика, вероятно, будет находиться на периферии внимания нового премьера. В своём первом «экспозе» - обращении к депутатам – премьер уделил минимум внимания внешнеполитическим вопросом, попросту проигнорировав в своей речи отношения с крупнейшими соседями, Россией и Германией. При этом Моравецкий неоднократно заявлял, что хотел бы видеть Польшу логистическим центром Европы, для чего необходимо развитие её транспортных мощностей. Поддержал он и традиционную для консерваторов тему «энергобезопасности», под которой в Польше понимается, прежде всего, отказ от российских энергоносителей и их замещение поставками из Норвегии и США.

Соединённым Штатам в речи премьера, пожалуй, было уделено больше всего внимания из иностранных государств. В связи с этим один из депутатов даже сиорнизировал: «Господин премьер, мы не являемся 51-м штатом США». Впрочем, надежды Моравецкого на Вашингтон понятны – американская поддержка необходима Польше для усиления своей переговорной позиции в диалоге с Брюсселем, а также для строительства той самой «логистической инфраструктуры», которая может консолидировать восточноевропейский регион. Кроме того, премьер сказал о намерении «углублять отношения с Украиной, Литвой и Грузией», что является негативным сигналом для российско-польских отношений, поскольку Москва традиционно воспринимает усиление польской активности «на Востоке» в конкурентном ключе, и для этого, конечно, есть определённые основания.

Приоритеты в диалога с Россией Моравецкий пока чётко не обозначил, но его предшествующая деятельность позволяет заключить, что прорывов ждать не стоит: будущий премьер активно поддерживал Евромайдан, выступал в поддержку белорусской прозападной оппозиции и крымско-татарского движения. Впрочем, его диалог с украинцами тоже не будет безоблачным. Исторические вопросы много значат для премьера (его семья – выходцы с бывших польских территорий (т.н. Кресов), из Станиславова, нынешнего Ивано-Франковска, откуда были вынуждены бежать) и он, несомненно, будет предельно жёстко реагировать на нынешнюю украинскую линию на прославления деятелей ОУН-УПА.

Единственная гипотетическая возможность для России наладить сотрудничество с Польшей при правительстве Моравецкого – это сделать ставку на общее вовлечение в большие логистические проекты, о которых так любят говорить и новый польский премьер, и российские лидеры. Кроме того, Польша, которая, весьма возможно, скоро столкнётся с обструкцией в Брюсселе, не может позволить себе «вести войну на два фронта». Напротив, усиление критики внутри ЕС естественным образом должно подталкивать её к поискам нормализации отношений с Россией. Хорошим посредником в этом может стать, например, венгерский премьер Виктор Орбан, также регулярно критикуемый евробюрократами, который имеет прекрасные рабочие отношения с Владимиром Путиным, а также неизменно оказывает поддержку полякам на европейских саммитах. Идеологически Моравецкий также достаточно близок нынешнему российскому руководству. Вероятно, многие российские политики консервативных взглядов одобрили бы слова, недавно сказанные главой польского кабинета: «Мы являемся частью Европейского союза, но мы хотим преобразовать его, заново христианизировать. Это моя мечта».

Подпишитесь на нас:
Спросите эксперта
Ответ будет направлен на Ваш адрес