Аналитика

Войны памяти продолжаются

28/06/2017

Главной темой российско-польской повестки на прошлой неделе стало внесение польским Сеймом поправок в известный закон «О декоммунизации и борьбе с тоталитарными режимами», принятый ещё в апреле 2016 г. Согласно нововведениям, «к пропаганде коммунизма или иных тоталитарных систем» теперь будут относиться также памятники, обелиски, статуи, находящиеся в публичных местах, памятные таблицы на улицах городов, название улиц, мостов, школ, больниц, которые пропагандируют или упоминают даты связанные с коммунистическим прошлым. Все эти «элементы прошлого» в соответствии с новыми поправками, должны быть демонтированы, т.к. «...запрет на названия\демонтаж памятников даст обществу четкий сигнал, что государство реализует конституционные принципы, запрещающие тоталитарные режимы , а также осуждает любые действия, связанные с их популяризацией...»

Конечно, данная тема для Польши абсолютно не нова – разговоры о необходимости ликвидации символов, в том числе увековечивающих память советских военачальников и солдат, начались ещё во второй половине 1980-х гг. в период борьбы социалистических властей Народной Польши и профсоюза "Солидарность". Для значительного числа польских оппозиционеров советские памятники уже тогда были монументальным символом зависимости страны от Советского Союза.

Нет ничего удивительного в том, что вскоре после падения социалистического режима новые власти предприняли целый ряд шагов по декоммунизации: была переименована значительная часть улиц и площадей, а также демонтирован целый ряд монументов, прославлявших «братскую дружбу польского и советского народа».

Тем не менее, даже в первые годы "демократической эйфории", связанной с системной трансформацией страны, новые власти не стали проводить полного уничтожения советских монументов: в Польше сохранялись десятки памятников социалистического периода, связанные, прежде всего, с именами генералов и солдат Красной Армии, павших в боях Второй мировой войны – на международном уровне их статус регулировался соответствующим договором между Россией и Польшей подписанным в 1994 году, который обязывал ставить в известность и согласовывать любые перемещения советских памятников с российским представительством в Варшаве.

Казалось бы, к концу 1990-х гг., когда были уничтожены наиболее болезненно воспринимаемые польским обществом следы зависимости Польши от СССР, вопрос должен был исчерпан – в период с 1997 по 2010 гг. количество памятников сократилось ровно на одну треть — с 561 до 300 монументов, не считая памятных табличек и т. д.

Однако, в последнее десятилетие вопрос демонтажа советских памятников на территории Польши только обострялся - большую роль в этих дискуссиях стал играть основанный в конце 1990-х гг. Институт национальной памяти, ставший флагманом в борьбе с «советским наследием».

В 2000е гг. эта проблема была вновь поднята, на этот раз во главе движения за демонтаж памятников встали представители "Права и справедливости", для которых "историческая политика" вообще и борьба с советским наследием в частности являются одним из ключевых элементов политической идеологии.

Общество сотрясали острые дискуссии, случались периодически и настоящие скандалы - громким эпизодом стал демонтаже памятника генералу Ивану Черняховскому, являвшегося, по версии правящей власти и ИПН, ответственным за «преступления против польского народа».

Разумеется, каждое подобное обострение вызывало как острое внутреннее противостояние в польском обществе, так и приводило к ухудшению отношений с Россией, для которой тема Великой Отечественной войны и роли советских солдат в освобождении Европы от немецкой оккупации является чрезвычайно болезненной. Российский МИД неоднократно выступал с официальными протестами против возможного демонтажа памятников советским командирам и красноармейцам, видя в этом попытки пересмотра итогов войны.

При этом, как показывают данные социологических опросов, данная проблема, несмотря на своё постоянное присутствие в информационном пространстве Польши, не считается в обществе чем-то принципиально важным, стоящим на повестке дня у рядовых поляков. Так например согласно опросу, проеденному в 2015 году, больше половины варшавян считает, что памятник «Благодарности» советским солдатам, перенесенный при строительстве станции метро, необходимо вернуть на свое историческое место.

После победы на президентских и парламентских выборах представителей партии "Право и справедливость" вопрос о «декомунизации» Польши стали звучать с новой силой: с возвращением консерваторов роль Институт национальной памяти в жизни польского общества приобрела новый черты — любые элементы, связанные с коммунистическим прошлым Польши, стали активно приравнивать к «символам оккупации и террора». Силами ИНП был разработан упомянутый выше закон о борьбе с «тоталитарным наследием», предусматривающий сначала обширную работу по «люстрации» бывших «сотрудников» госбезопасности Народной Польши, «работу» с историческим наследием социалистической Польши, и, наконец, принятые поправки, относящиеся к памятникам времен ПНР.

Парламентское большинство, имеющееся у консерваторов, фактически не оставляло сомнений в том, что закон будет принят, несмотря на дежурные протесты России. Удивительно, что в данном случае крупнейшая оппозиционная партия - либеральная "Гражданская платформа" также не попыталась заблокировать инициативу консервантов, опасаясь, видимо, очередных обвинений в предательстве национальных интересов, которые, к сожалению, в последнее время становится неотъемлемой частью дискуссий либералов и консерваторов. Последовательно против этой инициативы выступала только новая центристская пария "Новочестна", отмечавшая, что «в Польше в первую очередь нужно бороться с безработицей и оттоком молодёжи, а не начинать вести борьбу с памятниками».

В чем же причина принятия данного закона? Неужели памятники советского периода действительно настолько раздражают польских обывателей? Маловероятно. Об этом свидетельствуют как данные соц. опросов, так и простая логика: если бы памятники настолько не принимались обществом, их бы уничтожили. Ведь сегодня на территории Польши порядка 300 монументов, связанных с временами социалистического прошлого, только внесенных в реестр памятников. Непонятно, как и каким образом будет происходить «оценка» и уничтожение памятников соц наследия и каким образом польские власти планируют вывести, как предлагает ИПН, монументы на отдельную территорию…

Очевидно, что конфликт вокруг памятников выстраивается совершено искусственно. Часть консервативного истеблишмента использует тему советских памятников для того, чтобы, во-первых, мобилизовать вокруг себя правый электорат, а, во-вторых, отвлечь внимание общества от реальных проблем, в том числе и связанных с неприемлемо низким уровнем современных российско-польских отношений. К сожалению, этот сценарий хорошо знаком и в России: наполнять информационное поле бесплодными, но яростными дискуссиями о прошлом вместо того, чтобы осмысленно говорить о будущем.

Реакция России насколько жесткая, настолько и предсказуемая – за последние годы память о победе в войне стала, по мнению целого ряда экспертов, настоящим гражданским культом, находящим самый живой отклик в сердцах миллионов граждан Российской Федерации. Российское правительство просто не может игнорировать тот факт, что одно из крупнейших государств ЕС на официальном уровне пересматривает роль советских солдат в войне. Разумеется, российское общество тоже никогда не примет позицию польского государства - свыше 700 тыс. солдат и офицеров погибли при освобождении Польши и мало кто в России готов согласиться, что это были "оккупанты".

Остаётся лишь констатировать, что мы, жители Востока Европы, вновь демонстрируем неумение конструктивно работать с историческим прошлым и используем его в основном для разделения, а не сближения народов. Несомненно, у русских и поляков не может быть единого взгляда н Вторую Мировую войну: слишком разный опыт пережили два народа и государства в ходе этой катастрофы, различны были и итоги – Польша изменила свои границы и попала в зависимость от СССР, а Советский Союз, напротив, на следующие почти полвека стал одной из ведущих сил на планете. Бессмысленно пытаться написать "общую историю", но можно проводить взвешенную политику, направленную на минимизацию негативного влияния исторической памяти на актуальные отношения двух стран и народов.

Страны Западной Европы дают множество примеров такой политики, нам нужно лишь внимательно изучить их опыт и применить лучшие практики. Примечательно в связи с этим, что основным противником закона о "декоммунизации" выступила именно проевропейская партия "Новочесна", которая отнюдь не является пророссийской силой: ответственные польские политики выступают сегодня против сноса социалистического монументального наследия не от любви к Москве, а от любви к Польше, которые они хотят видеть в одном ряду с ФРГ, а не с постсоветскими республиками с их фетишем "декоммунизации".

Ведь сложно представить себе более деструктивный подход, чем строительство польской исторической идентичности на противопоставлении России: это тупиковый путь, в ловушку которого попали некоторые "молодые нации", но который вполне могут избежать поляки – старый европейский народ с богатой историей. Но для этого политическая элита должна проявить мудрость и консолидировать страну на позитивной программе развития. Иначе современные политики серьезно осложнят задачу следующим поколениям русских и поляков, которые в силу географии в любом случае обречены на строительство новых, конструктивных, отношений в будущем.

Подпишитесь на нас:
Спросите эксперта
Ответ будет направлен на Ваш адрес